Мне подарили

13:13 19.05.2018
Инна Ващенко опубликовала запись в сообщество Планета Земля - наш дом.

Как живут в Норвегии и Голландии

Россиянка отправилась учиться в Норвегию и осела в Голландии

а
Фото: anna_logv

Жительница Мурманска Анна поступила в норвежский институт, провела там несколько лет и переехала в Голландию. В рамках цикла материалов о соотечественниках, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует рассказ россиянки о жизни в двух европейских странах.

Первые впечатления

У меня никогда не было цели жить за границей, но попробовать хотелось. Живя в Мурманске, я часто ездила в Норвегию. Там мне нравилось все — страна, люди, образ жизни, язык. Будучи подростком, я мечтала учиться в Италии, но побывав там, поняла, что это не мое. Комфорта среди итальянцев я не почувствовала, они оказались слишком темпераментными людьми.

Спокойные норвежцы и северная природа мне были ближе. По окончании университета в Москве я поступила в магистратуру Тромсё. Процесс несложный: отправила документы, прошла интервью по скайпу с профессором, а через пару месяцев мы уже пили вино с норвежским сыром у нее на террасе. Учебную визу дают без проблем, единственное условие — отправить на счет университета около 100 тысяч крон, которые вернут уже в Норвегии. Само обучение бесплатное, перевод денег — это гарантия, что тебе есть чем обеспечивать свое проживание из расчета 10 тысяч крон в месяц.

Стипендии на моей программе не было. В 2015 году впервые ощутимо скакнул курс валют, поэтому переводить почти миллион было боязно, но мы рискнули, и в итоге все получилось. Многие студенты из СНГ берут кредит или занимают у знакомых, а потом сразу переводят деньги обратно, устраиваются на работу и живут уже на заработанные.

Работу студентам найти несложно. В Европе в основном не принято работать по специальности во время учебы (в Москве у всех были стажировки, а с третьего курса у многих уже была и полноценная работа). И норвежские, и иностранные студенты подрабатывают в основном в кафе, магазинах, отелях.

В Тромсё была еще особая возможность — туристический гид. В сезон северного сияния — с сентября по март — маленький город наполняется туристами, каждый вечер десятки автобусов везут их на поиски северного сияния (в городе якобы мешает свет, но это скорее уловка). Работа сложная, ночная, и устроиться непросто: необходимо знание нескольких языков и фотографии (снимать северное сияние даже профессиональной камерой трудно). Кроме того, конкуренция на место гида очень высокая.

Каждый сезон в Тромсё приезжает огромное количество молодежи со всего мира работать гидами — незабываемый опыт и отличная оплата. За нее же берутся некоторые студенты. Из моих знакомых на эту работу решился один итальянец, и уже с первой зарплаты купил себе MacBook, линзы для фотоаппарата и наделал нам кучу пиццы. Неплохо для подработки!

Мне такой вариант не подходил: язык был только английский, а нужно два европейских. Норвежский я начинала учить еще в Москве. В итоге пошла работать в кофейню бариста. Было интересно, много практики языка — я была единственным иностранным работником. Со всеми быстро сдружились. Вообще говорят, что норвежцы (да и скандинавы в целом) не очень социальные люди (как в комиксах Finnish nightmare). На самом деле они просто уважают свое и чужое личное пространство, и им нужно время, чтобы привыкнуть к новому человеку. Остальное зависит от конкретной личности.

Уважение и любовь

Наша преподаватель норвежского говорила: если ваша коллега приходит на работу в слезах и говорит, что рассталась с парнем, стоит сказать «мне очень жаль», но ни в коем случае не спрашивать «почему?». Если кто-то умер — то же самое: вдруг он совершил самоубийство, а такое не обсуждают. Но у меня таких ситуаций никогда не возникало, в первую же неделю коллега в кофейне рассказала все обо всех жителях города: кто кого бросил, кто с кем поругался — в общем, никаких барьеров в общении мне не встречалось.

Норвежцы — приятные люди, они очень ценят и любят природу, семью, дом. Они крайне лояльны к иностранцам, в школах можно увидеть, что все дружат — норвежцы, иранцы, поляки... Кстати, даже школьники стараются подрабатывать: лет с 14 уже можно работать в выходные и на каникулах.

Сейчас Норвегия — очень богатая страна, люди могут себе многое позволить (даже я, работая бариста 20 часов в неделю, получала достаточно, чтобы платить аренду, вполне неплохо жить, путешествовать и даже что-то откладывать). Но богатство свалилось на Норвегию не так давно — около 50 лет назад маленькая рыбацкая страна нашла нефть и теперь живет отлично. Кстати, большая часть от добычи нефти откладывается в фонд будущего — для следующих поколений, у которых уже будет не так много природных ресурсов. Так вот, норвежцы очень простые люди, привыкшие к труду. Богатство показывать не любят, тут все равны. И детей стараются приучать к тому же — даже ребята из хорошо обеспеченных семей моют посуду по выходным в кафе. Конечно, встречаются и ужасно избалованные, но это скорее исключение.

Самый большой шок вызвала медицина в Норвегии. В целом подход, возможно, имеет какой-то здравый смысл, но у русского человека вызывает сомнения. Гуляя по торговому центру, можно пару раз споткнуться о валяющихся на полу детей грудного возраста: пока их родители пьют кофе неподалеку, малыш лижет пол — и ничего, «иммунитет будет крепче». Ест булку с земли — «ничего, организм справится». Лекарства здесь не купить без рецепта, а рецепт на них практически не получить. На второй год обучения я ездила на Шпицберген и сильно простудилась. Сходила к врачу, который заключил: «Ну, бывает, полежите дома пару дней». Простуда проходила и возвращалась, никаких лекарств не давали, в итоге недели через три поднялась температура, лимфоузлы воспалились до размера теннисных шаров, пропал голос и даже слух. Врач на все это посмотрел, измерил давление и изрек: «Ну, признаков вируса я не вижу, пейте больше воды». На следующий день я улетела в Мурманск с намерением все-таки вылечиться. Наша врач была в шоке. В Норвегии после тяжелейших операций людей выписывают домой на следующий день, к антибиотикам относятся как к яду, отравляющему организм, а вот эмоциональное здоровье очень берегут. Одна моя коллега однажды сидела на больничном месяца четыре, потому что рассталась с парнем и была в депрессии. Больничный, к слову, оплачивается в полном объеме — 100 процентов от заработной платы.

Отношение к русским в принципе спокойное. Сталкивалась со стереотипами три раза. Первый — когда два парня из Австрии пришли в ужас: «В смы-ы-ысле ты никогда не пила водку?» Пришлось выпить с ними… Во второй раз ко мне обратилась школьница, которая у нас подрабатывала: «Ты из России? То есть ты любишь Путина?» Кстати, весьма удивила осведомленность подростков о политике и ситуации в мире в целом. Ей было интересно послушать, что не все так, как показывают СМИ, что Путин не олицетворяет всех русских. Но и с жертвами пропаганды я тоже встречалась: одна довольно взрослая норвежка спросила, стоит ли им начинать учить русский, поскольку слышала, что Путин скоро нападет на Норвегию. Не уверена, была ли это шутка.

Кстати, не меньше шокировали некоторые русские. С нами училась девочка из Сибири, в большинстве случаев приятная в общении, но время от времени из нее вылетали высказывания в духе «я ненавижу всех американцев», «Путин — супер, потому что его все боятся». Однажды она сказала прямо в лицо моему английскому другу-гею: «Геи — это омерзительно».

Очень сложно развеивать стереотипы, когда кто-то их усердно создает.

Сложности учебы

Отличается процесс учебы. Вся теория — самостоятельное изучение. Университет — это практика. Я изучала бизнес, большую часть времени мы работали с разными компаниями, стартапами, внутренними проектами университета. Было действительно интересно. Очень шокировали выпускные проекты. Всем достались инновационные штуки, нужно было погрузиться в совсем новую сферу, не то что написать бизнес-план для какой-нибудь палатки с шаурмой.

Мне достался проект арктических подводных биороботов. Ездила на Шпицберген изучать микробиологию и биоинженерию. В школе по физике у меня была двойка с минусом, по биологии — тройка с плюсом. А здесь я оказалась на лекции с докторами наук и PhD со всего мира, носила арктический костюм для полевых исследований, училась стрелять из ружья (на Шпицбергене белых медведей больше, чем людей) — и это все в рамках, грубо говоря, MBA. Вообще за два года было много интересных преподавателей: некоторые устраивали медитацию в начале лекции, другие предлагали переместиться на пляж, со многими вечером собирались в баре выпить вина и поболтать, даже в гости друг к другу ходили. Кстати, если в Норвегии идешь на домашнюю вечеринку — все напитки приносишь с собой (и уносишь, если не допил). Наверное, потому, что алкоголь здесь очень дорогой.

Нравится, что в Норвегии, да и вообще в Европе, нет никакого давления на молодежь в духе «после школы надо сразу в университет, не поступишь — жизнь кончена». После университета — работа, семья, дети, все по плану. В Норвегии практически никто не идет в университет сразу после школы. Многие берут пару лет перерыва, работают, решают, чем действительно хотят заниматься, а не учатся «лишь бы высшее получить». В моей группе самые младшие были я и девочка из Украины. Остальные — 26-30, даже были трое ребят из США, Финляндии и Индонезии, которым к моменту выпуска было уже по 35.

После учебы можно остаться в Норвегии, многие находят работу — может, не сразу, но находят. Моя одногруппница из Украины вместе со студентом технического факультета придумали какую-то крутую идею, получили государственный грант и открыли свой бизнес.

Из Норвегии в Голландию

Я планировала оставаться, но так сложилось, что переехала в Голландию. Тут все по-другому. В Тромсё были горы, снег, полярная ночь. Для меня как человека с Севера это близко. В Голландии нет снега, зато постоянно идет дождь и дует ветер. Сначала показалось, что жизнь тут гораздо дешевле (Норвегию ведь называют самой дорогой страной) — продукты дешевле, жилье вроде тоже. Но потом на нас свалились налоговые счета, страховые выплаты, социальные и городские налоги, налог на воду, мусор и т.д. Мягко говоря, планировать бюджет новичку в Голландии сложно, потому что каждый месяц приходит какой-то неожиданный счет. Даже налог на собаку есть. Еще обязательно оплачивать медицинскую страховку — это минимум 100 евро в месяц.

Зарплаты достойные, хотя с норвежскими не сравнить. В любой момент можно съездить во Францию, Германию, Бельгию — все очень близко, да и самолеты по Европе дешевые: например, в Италию можно слетать за 20 евро. Голландия — очень красивая страна, тут тебя окружает история, архитектура, каналы, велосипеды... Люди открытые, добродушные. Все говорят по-английски, к приезжим относятся терпимо. В большинстве компаний рабочий язык — английский. Основной транспорт — велосипед (на машину, опять же, куча налогов). Самое вкусное — сыр.

Немного шокировал процесс открытия банковского счета: в Норвегии подаешь заявку онлайн, и через три дня карта — в почтовом ящике. В Голландии вызвали на собеседование, почти час задавали вопросы, спрашивали про связь с Кипром, Кубой, США. Оказалось, клиенты из России относятся к группе географического риска. Менеджер даже показал колонку — Сирия, Россия, Куба, Ирак. Было немного обидно, но в итоге карту я все-таки получила.

Еще одно впечатление — иностранцы в Голландии. В Facebook есть группы «экспаты в Гааге/Осло/Париже…», где иностранцы делятся опытом жизни в новой для себя стране, задают вопросы, даже находят друзей. Меня впечатлил уровень социальной инициативы приезжих. Регулярно кто-нибудь спрашивает: «Есть ли тут приюты для бездомных, где я могу стать волонтером», «Куда можно пожертвовать одежду», «Почему в Lidl заворачивают в пластик каждый огурец, давайте напишем протест и устроим забастовку». Кстати, недавно была массовая акция: покупатели в магазинах снимали очевидно ненужный пластик с продуктов и оставляли на кассе в знак протеста.

Видно, что людям важно делать что-то полезное для общества, заботиться о природе, решать общественные проблемы. «Какая партия на выборах выступает против сруба деревьев под новую трамвайную линию? Где я могу ознакомиться с предвыборными программами?» Люди верят в то, что их мнение имеет значение, что они в силах что-то изменить. Конечно, это касается не всех приезжих. Очень часто в той же группе возникает бурный спор на тему «Почему вы называете себя экспатами? Вы такие же иммигранты, как и все, просто из более развитых стран». А тем временем в арабских, польских, турецких районах города на улицах по-прежнему мусор и неубранные собачьи фекалии.

Голландия — комфортная для жизни страна. Ну и вообще, каждая новая страна — это новые впечатления, опыт. Но в планах остается возвращение в Норвегию через какое-то время, поскольку я вижу свою жизнь именно там.

Больше историй о жизни россиян, переехавших в другие страны, — в сюжете «Русские за границей». Если вы хотите рассказать свою историю, отправляйте письма на электронный ящик life@lenta-co.ru.

Метки: жизнь, учёба, обычаи, привычки, быт, заграница
11:19 24.03.2018
Инна Ващенко опубликовала запись в сообщество Планета Земля - наш дом.

Выжившие Затерянные в джунглях индейцы глазами путешественников

В Южной Америке, в Амазонии, по сей день живут люди, чей быт и уклад не менялся тысячелетиями: первобытные индейские племена. Они из поколения в поколение занимались охотой, собирательством и примитивным земледелием, исповедовали традиционные культы божеств природы, не знали благ цивилизации и не прибегали к помощи современной медицины.

Лишь в последние десятилетия в их жизнь проникли автотранспорт, телефонная связь, телевидение и антибиотики. А также любопытные туристы. Одними из них стали Елена Срапян и Александр Федоров, которые рассказали о жизни современных индейцев амазонских племен: о том, как они охотятся, занимаются сельским хозяйством, воспитывают детей и проводят свободное время.

Ашанинка — не изолированное племя: они торговали с инками еще до высадки Франциско Писарро. При этом племя уделяет много внимания сохранению культуры: быт остается практически неизменным, традиционная одежда используется на праздниках и официальных мероприятиях, школы двуязычные.

Ашанинка все еще практикуют рыбалку с луком. Для нее используются специальные стрелы-гарпуны с тремя или двумя прямыми зубцами. Раньше стрелы изготавливались из дерева, но сейчас ашанинка используют металлические наконечники.

Женщина-ашанинка в поселке Ла Флорида плетет новую метлу
Фото: Александр Федоров

Чистота — одно из главных правил дома ашанинка: земляной пол подметают три-четыре раза в день. Сейчас ашанинка живут преимущественно в домах на сваях, но в традиционном жилище циновки из листьев кокосовой пальмы кидали сразу на пол.

Джеральд Даррелл, когда приезжал в Латинскую Америку в поисках зверей для европейских зоопарков, первым делом скупал деревенских домашних животных. С тех пор мало что изменилось: в деревне легко встретить разную экзотику, а попугаи всех видов живут почти в каждом доме.

Футбол — самое популярное развлечение в Латинской Америке. Деревни индейцев — не исключение.

У ашанинка сельское хозяйство очень развито, на своих полях-чакрах они выращивают более двадцати различных культур. Одна из самых популярных — какао: семена в сочной оболочке помещают в мешок, сливают сок, который пьют как освежающий напиток, а потом раскладывают содержимое мешка на солнце для сушки и ферментации. После какао-бобы продают в города, и там уже из них делают шоколад.

Распространенный продукт питания в Амазонии — личинки сури, пальмового долгоносика Rhynchophorus palmarum. Их достают из подгнивших пальмовых стволов, и едят во всех видах — живыми, сырыми, жареными во фритюре и на гриле. Говорят, что в сыром виде личинки нежные и сливочные, а обжаренными похожи на бекон.

Трехступенчатый водопад Ханириани находится около деревни Сан-Хуан де Дьос. Тропа проходит на месте заброшенной дороги: 15 лет назад здесь начали строить электростанцию, и жители деревни активно волонтерили на стройке: надеялись на бесплатное электричество. Но что-то пошло не так, станцию забросили, джунгли поглотили дорогу, а красивейший водопад остался на месте.

Индейцы тикуна — многочисленное племя, живущее на берегах Амазонки в Колумбии и Бразилии. Самый знаменитый ритуал тикуна называется «пелазон»: его проводят, когда одна из девочек племени достигает полового созревания. Ритуал многоярусный: сначала девочка находится в изоляции — раньше ее сажали в отгороженный сегмент общинного дома-малоки на полтора-два года, сейчас этот срок не превышает трех месяцев.

Сама церемония длится в среднем три дня, и один из ее этапов — танцы в костюмах духов леса и гор. Раньше церемония завершалась буквальным вырыванием волос девочки всех до единого — от этого и пошло современное название ритуала (pelo — «волосы» в переводе с испанского), но сейчас эту кровавую процедуру запретили.

Конец 1-й части

Метки: обычаи, быт, джунгли, индейцы, ПЗНД
20:44 13.03.2018
Инна Ващенко опубликовала запись в сообщество Наш мир

Красные дни календаря Непальские девушки страдают и умирают во время месячных. Все из-за традиций

Восьмое марта — это не праздник женственности и тюльпанов, а день борьбы за права женщин. К сожалению, даже в XXI веке есть места, где женщинам, мягко говоря, живется несладко: в Непале за 400 километров от столицы девочек в деревнях во время менструаций лишают возможности вести нормальную жизнь, сажают на рис и воду и отправляют в менструационные избы к скоту и змеям. «Лента.ру» посмотрела, как живется девушкам, соблюдающим варварский обычай чаупади, и ужаснулась.

17-летняя Маниш Джайзи стоит у входа в менструационную избу в деревне Мастамандали
Фото: Narendra Shrestha / EPA
У Маниш Джайзи начались менструации, когда ей было 13 лет. Согласно традициям ее родной деревни, в течение шести дней после первых месячных ее никто не должен был видеть, поэтому девушка пряталась в джунглях, а ночью приходила спать в сарай. Сейчас Джайзи 17, но она до сих пор дрожит, вспоминая об этом.
Пабитра Деви Джайзи залезает в менструационную избу в деревне Мастамандали
Пабитра Деви Джайзи залезает в менструационную избу в деревне Мастамандали
Пабитра Деви Джайзи ежемесячно отправляется в менструационные избы уже 14 лет. За это время ей многое пришлось вытерпеть. По ее словам, иногда по ночам к хижинам приходят пьяные мужчины и выгоняют оттуда женщин, так что им приходится ночевать на улице и защищаться от змей.
29-летняя Пабитра Деви Джайзи в менструационной избе в деревне Мастамандали
29-летняя Пабитра Деви Джайзи в менструационной избе в деревне Мастамандали
Если в их деревне происходит что-то плохое, местные жители нередко нападают на нее за недостаточно тщательное следование традициям.

Девочка несет корм скоту в деревне Биратол
Девушки и женщины во время менструации не имеют права дотрагиваться до скота, так как, согласно обычаю чаупади, после их прикосновения козы и овцы перестанут давать молоко. Тем не менее, они могут приносить им еду.

Пабитра Деви Джайзи набирает воду в ручье, чтобы постирать и помыться. Деревня Мастамандали

Во время менструации женщинам запрещено пользоваться общественными источниками воды и канализацией. Поэтому им приходится искать воду за пределами деревни.

Заброшенная менструационная изба в деревне Биратоли

Заброшенная менструационная изба в деревне Биратоли
Фото: Narendra Shrestha / EPA
В 2005 году Верховный суд Непала признал практику чаупади незаконной, однако полностью изжить ее оказалось не так просто. Поэтому в 2017 году был принятзакон, вводящий наказание для тех, кто принуждает женщин отправляться в менструационные избы. Виновному придется провести три месяца в тюрьме или заплатить штраф в три тысячи непальских рупий (породистую корову можно приобрести за 50 тысяч рупий).
15-летняя Гома Непали стоит у входа в менструационную избу во время заточения. Деревня Биратоли
15-летняя Гома Непали стоит у входа в менструационную избу во время заточения. Деревня Биратоли
Юной Непали пришлось бросить школу из-за проблем с деньгами в семье. Ее отец уехал в Индию на заработки, так что она живет вместе с матерью и двумя младшими братьями. Девушка не любит проводить время в хижине и очень боится ночевать там в одиночестве. Но когда она поделилась своими страхами с матерью, та ответила, что у Непали нет выбора: она прогневит бога, если не будет следовать традиции.

Метки: традиции, обычаи, Непал, НМ, дикость
21:30 27.10.2017
Инна Ващенко опубликовала запись в сообщество Наш мир

Обычаи в Индии....Кошмар !

в коровий навоз_6

В октябре в местечке Бетуль, Индия, праздновали Говардхан Пуджу. Часть этого праздника заключается в том, что маленьких детей окунают в коровий навоз, который, по мнению их родителей, поможет им вести здоровую жизнь и принесет им удачу. Необычная традиция родилась в крошечной деревушке Бетуль в центральном индийском штате Мадхья-Прадеш.

в коровий навоз_2

Несмотря на попытки малышей убежать и протестовать слезами и громким криком, они вынуждена оставаться в навозе. Не понимают дети, что это может помочь им вести здоровую жизнь, свободную от недугов, а «чистота» коровьего навоза принесет им удачу!

в коровий навоз_3

в коровий навоз_4

в коровий навоз_5

в коровий навоз_1

Метки: индия, обычаи, наш мир
20:44 18.02.2017
Инна Ващенко опубликовала запись в сообщество Планета Земля - наш дом.

Всё по барабану

Еда должна быть натуральной, дом — из песка, вода — из скважины, туалет — на дворе. Фанта и сэндвичи — зло. Все зло — с Запада. А добро — от предков. Такова мудрость кенийского народа дурума

HEMIS_2062307.jpg

DSCN0039.jpgГерой
Бакари Мунга, вождь коммуны Дурума в Укунде

Родился в 1963 году.
Никогда нигде не учился.
Живет в деревне в лесу. Зарабатывает игрой на барабанах в прибрежных отелях и на пляжах. Свободно владеет английским языком.
Женат. Отец пятерых детей.

Коренные жители
Дурума

Одно из девяти племен группы миджикенда — бантуязычных народов Восточной Кении. В основном проживают в округе Квале Прибрежной провинции. Общая численность — около 460 000 человек. Примерно в X веке кенийские дурума смешались с переселенцами с Аравийского полуострова. Некоторые приняли ислам. В XV веке под воздействием португальских миссионеров дурума стали обращаться в христианство. Но многие по-прежнему верны культу предков.

Я живу в доме из песка, как и все люди моей деревни. Такую хижину любой мужчина соорудит своими руками. Вкапываешь в землю четыре столба, между ними переплетаешь прутья. Облепляешь все мокрыми комьями песка. Песок содержит глину, поэтому он довольно клейкий. Когда стены готовы, кладешь крышу из свежих пальмовых листьев. Дом простоит лет пять. Потом, конечно, прутья сгниют. Крыша проживет года два, не больше. Вот в моей уже дыры образовались: листья высохли. Надо положить новые.

Электричества у нас нет. Окон часто тоже. Не прорубишь: стена обрушится. Солнечный свет едва проникает сквозь зазоры под крышей. А ночью спасает масляная лампа. Спим мы на настилах из пальмовых веток. Да, дурума — народ бедный. Зато здоровый.

Наши дома без туалетов. Согласен, это неудобно. Но, с другой стороны, туалет в жилище — рассадник бактерий. Поэтому мы берем лопату и идем в лес. Когда дело сделано, нужно тщательно все закопать под кустом. А потом в душ. У нас есть душевая — отдельный домик из песка.

Воду берем из скважины, которая досталась мне по наследству от деда. А тот получил ее в подарок за какие-то заслуги от самого правительства Кении. Пресная вода — ценность. Поблизости нет ни рек, ни озер. Не было бы скважины, пришлось бы покупать воду в бутылках. Страшно представить эту отраву.

Дурума едят и пьют только натуральное. Когда нам нужна соль, мы не идем в супермаркет. Кладем большой валун на берег океана во время прилива. Вода сойдет — соскребем с камня соль. И все! Никакой химической обработки.

Princes-Hando-.jpg

Мы выращиваем бананы, папайю, маниок, гуаву, манго, тамаринд. Главное растение — маис. Из него варят угали. Это наша еда на все случаи жизни. Сытная, вкусная, полезная каша. Она дает нам энергию. Поэтому в домах всегда должен быть запас крупы. Женщины дурума каждый день с раннего утра очищают зерна маиса от шелухи в деревянной миске, которую мы называем вуала. Затем толкут зерна в каменной ступке кину. Вы ведь не удивляетесь, почему дерево и камень? Конечно же, потому, что это натуральные материалы.

Дурума питаются лишь тем, что приготовили сами. Варит каждый на своей кухне. Это обязательная пристройка к дому с печкой в углу: на земле разводим костер, над ним ставим полку из крепких прутьев.

B93A81.jpg

По праздникам, например в день рождения, печем банановый пирог. Не такой, как у вас, европейцев. От нашей выпечки не заболеешь диабетом. Берем листья банановой пальмы, кладем в них мякоть банана, поливаем кокосовым вином, заворачиваем и печем 20 минут. Подсушил на солнце — и можно есть.

Кокосовое вино — эликсир дурума. Я поделюсь рецептом. Надо залезть на пальму, срезать зеленый кокос, выдолбить в нем отверстие, завернуть кокос в пальмовые листья и поставить на солнце. Через пять дней молоко забродит, выработается спирт. Пьем мы его по всякому поводу, будь то рождение ребенка, свадьба или похороны. Да и просто каждый день пьем. Кокосовое вино — природная виагра. От него поднимается и настроение. Чувствуешь себя счастливым человеком.

Прежде чем выпить кокосового вина, нужно вспомнить об умерших предках. Мы называем их кома. От них зависит наша жизнь, здоровье, счастье. Вино не подействует, если предки не захотят. Более того, быть беде, если не почтишь их память. Угости кома — пролей пару капель на землю. А уж потом пей сам.

WDP-ZB1466-247934-0053.jpg

Кома выходят на связь с миром живых в церкви — шалаше из пальмовых листьев посреди деревни. Внутри стоят четыре куклы из песка, одетые в лоскуты. Те, что побольше, — дедушка и бабушка, маленькие — папа и мама. Если у дурума умер дед, после похорон надо взять горсть земли с его могилы и насыпать возле куклы-дедушки. Так же формируется почва для бабушки, папы и мамы. Когда нужна их помощь, дурума забирается в церковь и молится — поет песню о своей беде. Обычно через три дня проблема решается. Захотел, например, свадьбу — будет тебе свадьба.

Когда дурума надумал жениться, он сообщает об этом родителям невесты. А те говорят в ответ: «Даури». Это значит «деньги». Мужчина обязан отдать семье возлюбленной минимум 15 000 кенийских шиллингов (~150 USD). Помимо этого, хотя бы пять коз или пару-тройку коров и четыре банки кокосового вина.

Козы и коровы долго не живут: мы едим их мясо на каждый праздник! И на похоронах тоже. Если умер дурума, это большое горе. Собираются соплеменники, приносят деньги на покупку жертвенного козла. В идеале хорошо бы заменить козла коровой — она крупнее. Но слишком уж дорого. Мы закалываем козла и окропляем его кровью вход в церковь. На кровь кладем покойника. Так мы просим кома больше не забирать наших людей. После этого жарим козла и съедаем.

Когда мы относим умершего на кладбище и укладываем в могилу, льем сверху воду, чтобы увлажнить землю и защитить тело от хищников, — до тех пор, пока могила не заполнится водой. Потом возвращаемся в деревню и пьем кокосовое вино. После него снятся хорошие сны, и ты на время забываешь о потере. Утром, конечно, вспоминаешь. Приходится снова пить…

Если среди родственников покойника есть супружеские пары, они должны воздержаться от физических отношений до окончания траура. Иначе предки рассердятся. Чтобы уберечь людей от соблазна, я как вождь коммуны отсылаю на ночь всех мужей к их родным в другие деревни. После погребения составляю график возвращения к нормальной жизни. Первым разрешаю ночевать с женой главе семьи умершего. Затем его брату или сыну. И так по цепочке.

Благодаря правильному образу жизни дурума способны дожить до 130 лет. Так было всегда. Мы стареем позже, чем европейцы. Вот по мне разве скажешь, что я разменял шестой десяток? Правда, сейчас мои соплеменники стали умирать молодыми, лет в 80–90. Во всем виновата цивилизация. Я уберег людей от чуждых нам вероисповеданий. Но не могу уберечь от непригодной еды, например. Придем выступать в отель, а нас там угостят какой-нибудь фантой или сэндвичем. Многим молодым дурума нравится. В итоге начинаются болезни и смерти. Именно от соприкосновения с чужеродной культурой, а не от малярии, как вы думаете.

EN_01080628_000.jpg

Я вождь и могу оказать первую помощь людям своей коммуны. А для серьезных случаев есть доктор. Им становится юноша или взрослый мужчина деревни, который обнаружил у себя талант врачевания. В мединституте не научат тому, что знаем мы. Наш врач учился у своего предшественника, а тот — у своего. Из поколения в поколение переходят древние знания.

Целый день доктор сидит в шалаше из пальмовых листьев. Это его рабочее место. Перед тем как войти к нему, нужно сказать: «Та-ирени». Так мы просим у него благословения на лечение. Доктор держит в руках ослиный хвост. Прежде чем приступить к исцелению больного, он обмахивает его этим хвостом, чтобы очистить от зла. Затем обращается к морским ракушкам, которые стоят рядом, — добрым духам природы. Они должны передать доктору целительную силу. Ну а дальше он выбирает подходящий кувшинчик с лекарством.

В лечебных кувшинчиках, сделанных из тыкв, целебный пепел от того или иного недуга. Его получают из разных трав и деревьев. Например, при проблемах с потенцией помогает пепел семи деревьев. Врач насыпает его в кабаний бивень, добавляет воды и дает пациенту выпить. Затем делает мужчине два опоясывающих надреза и сыплет пепел прямо в кровь. Через 15 минут проблемы как не бывало! Или, допустим, девушка безответно влюблена. Доктор кладет на ладонь пациентки горстку пепла 14 деревьев. Девушка должна повернуться в ту сторону, где живет ее любимый и, произнося его имя, сдуть пепел. Парень сам за ней придет!

A147N1.jpg

Жизнерадостные люди реже болеют. Я уже говорил, что универсальное средство от хандры — кокосовое вино. Но есть и другое. Барабаны! Для дурума это больше, чем способ заработать. Когда бьешь в барабаны, ощущаешь прилив энергии и счастья. А если еще и загадать желание, оно непременно сбудется. Мы, дурума, в это верим.

Blood-Call-Africa_sm.gifНажмите для увеличения

Условные обозначения

1 Город Укунда
2 Национальный парк слонов Mwaluganje Elephant Sanctuary
3 Обезьяний заповедник Colobus Conservation Trust
4 Пляжи Диани

Ориентировка на местности
Кения, Укунда

Площадь Кении: 581 309 км2 (48-е место в мире)
Население: 47 251 000 чел. (29-е место)
Плотность населения: 81 чел/км2
ВВП: 68,866 млрд долл.
Население Укунды: 62 500 чел.

Достопримечательности: пляжи Диани с белым коралловым песком, обезьяний заповедник Colobus Conservation Trust, Национальный парк слонов Mwaluganje Elephant Sanctuary.
Традиционные блюда: маисовая каша угали, жареная козлятина, банановый пирог.
Традиционные напитки: кокосовое вино, кокосовое молоко.
Сувениры: барабаны и барабанчики разного размера, деревянные фигурки животных, кошельки и сумочки из кокоса.

Расстояние от Москвы до Укунды: ~6700 км (от 12 часов в полете без учета пересадок)
Время совпадает с московским
Виза оформляется в консульстве или по прилете за 50 долларов
Валюта кенийский шиллинг (1 KES ~ 0,01 USD)

Фото: Hemis / Legion-media, East News, Legion-media (x2), Ashikoye Okoko / National Museums of Kenya, Legion-mediaё

Метки: фото, карта, обычаи, Кения, ПЗНД, верования, Местоположение, народности
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Инна Ващенко
Войти